Новая жизнь
  • Рус Тат
  • «Выжить помогла молитва матери…»

    Восемьдесят седьмую весну встречает сегодня житель села Степной Юрткуль Сабирзян Галимзянович Ахметзянов. Многое пришлось ему пережить, быть свидетелем больших и малых событий, пройдя через испытания судьбы. Но всё же особую страницу в его биографии занимает война…

    Талгат ЗАМАЛЕТДИНОВ
    Проводили его на фронт холодной осенью сорок третьего года. Сабирзяну к тому времени не исполнилось ещё и шестнадцати лет. Правда, в отличии от своих сверстников был он рослым, крепким парнем, поэтому комиссара Кузнечихинского райвоенкомата долго уговаривать, чтобы его отправили на фронт, не пришлось.
    - До сих пор помню маму, со слезами на глазах провожавшую меня на войну, - вспоминает Сабирзян ага. - Крепко обняла она меня, прочитала молитву, прося Бога, чтобы я вернулся живым и здоровым…
    Помнит ветеран и то, как из Кузнечихи на лошадях добрались до Нурлатской станции, где их уже ждал железнодорожный состав. Перед отправкой узнали, что эшелон пойдёт в сторону Дальнего Востока. Только на десятые сутки прибыли во Владивосток. Сабирзяну Галимзяновичу повезло: на краткосрочные курсы по подготовке артиллеристов его направили вместе с односельчанином Валеем Ибрагимовым. Оба попали в один полк и, как говорится, вместе спали, вместе ели из одного котелка. Но не зря говорят, что на войне смерть ходит по пятам. Так оно и вышло: в одном из боёв с японскими самураями Валей был тяжело ранен, и хотя врачи боролись за его жизнь, спасти парня не удалось. Так Сабирзян потерял своего друга.
    По словам ветерана, к концу войны японцы заметно активизировали боевые действия. Солдаты квантунской армии часто внезапно атаковали, отличаясь при этом особой жёсткостью. Сами, причём, старались не попадать в плен, предпочитая погибнуть, избрав традиционное харакири. Таких японцев прямо на поле боя Сабирзян Галимзянович видел немало.
    Хорошо помнит он, конечно же, день, который мог оказаться для него последним. По данным разведки, японцы готовили внезапный удар по нашим частям. Чтобы предупредить их действия, 245 стрелковая бригада, где Сабирзян Галимзянович был наводчиком крупнокалиберной пушки, одной из первых открыла огонь по позициям японцев. Среди них началась паника, но это длилось недолго. Придя в себя, японцы начали усиленную стрельбу из миномётов.
    -Я даже не слышал взрыва, лишь перед глазами что-то сильно вспыхнуло, - говорит Сабирзян Галимзянович. - Больше ничего не помню… Очнулся в госпитале. Сильно болела голова. Врачи сказали, что я получил контузию. Потом узнал, что из нашего артиллерийского расчёта в живых остался я один…
    На грани жизни и смерти Сабирзян Галимзянович и после оказывался не раз, но словно какая-то сила свыше опять помогала ему. «Мне кажется, выжить помогла молитва матери… - убеждён ветеран, - ведь она всё время просила Бога, чтобы я живым и здоровым вернулся в родной дом...»
    …Сабирзян Галимзянович часто вспоминает своё боевое прошлое, которое отмечено орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За победу на Японией» и другими знаками отличия солдатской доблести. Несмотря на то, что почти семь десятилетий отделяет нас от войны, она часто приходит к нему в его снах. Снятся старому солдату и не вернувшиеся с поля боя однополчане, перед которыми мы в вечном долгу…

    Подписывйтесь на нас в соцсетях:

    Вконтакте    ИНСТАГРАМ    Одноклассники 

    Телефон рекламного отдела 8(843)47-30-0-02.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: