Новая жизнь
  • Рус Тат
  • Пророк революции

    Любопытный исторический факт: один из первых революционных рабочих кружков в России возник на судостроительном заводе общества «Кавказ и Меркурий» в Спасском уезде Казанской губернии в 1867 году, ровно за 50 лет до Октябрьской революции. Воспоминания об этом оставил рабочий из Спасского Затона Семён Волков. Советские исследователи считали, что его мемуары...

    Николай МАРЯНИН,
    краевед.
    Начало пути
    В годы советской власти Семёна Волкова называли одним из первых в стране рабочих-революционеров. Статьи о нём публиковались в главных справочных изданиях СССР, включая Большую советскую энциклопедию. Родился Семён Кузьмич 1 апреля (13-го по новому стилю) 1845 года в селе Станичное Карсунского уезда Симбирской губернии. Отец его был крепостным крестьянином, работал столяром и с трудом мог прокормить большую семью из 9 человек. В детстве Семён учился грамоте у местного пономаря, потом занялся самообразованием. Бедность заставила его ещё подростком пойти работать на суконно-прядильную фабрику. «Тут я в 17-летнем возрасте стал изучать рабочий вопрос, - пишет Волков в своих воспоминаниях. - Жизнь рабочих мне показалась настолько бедна материально и духовно, что я не мог прожить больше полугода на двух фабриках».
    Семён поехал в Симбирск, два года учился здесь слесарному ремеслу, а затем поступил на чугунолитейный завод. Но и здесь он долго не задержался. Владельцу завода вскоре доложили, что молодой слесарь занимается в цехах «пропагандой коллективных идей», и тот в присутствии рабочих обругал за это Волкова «поматерно». Семён вскипел, схватил подвернувшуюся под руку палку и хотел размозжить хозяину голову, но сами же рабочие палку у Волкова отняли. В результате бунтарь вынужден был, проработав всего месяц, уволиться с завода безо всякого расчёта.
    Спасский Затон
    Тогда-то он и решил перебраться подальше от родных мест - в посёлок Спасский Затон Казанской губернии, где пароходное общество «Кавказ и Меркурий» организовало предприятие по производству речных пассажирских судов. В 1860-х годах на местном судостроительном заводе были изготовлены корпуса, котлы и машины для нескольких волжских пароходов: «Спасский затон» (позже переименован в «Цесаревич Николай»), «Дмитрий Донской», «Пётр Великий», «Пермяк», «Александр Невский», «Константин Кауфман» и «Сильвестр» (позже «Константин Кавос»). Сюда в 1863 году Семён Волков и устроился учеником для изучения паровой механики речных судов. Несколько сотен рабочих предприятия были уже настоящими пролетариями, они не занимались земледелием и даже не имели собственных огородов. Их рабочий день часто продолжался с 5 часов утра и до 7 вечера. Тяжёлые условия труда были причиной недовольства судостроителей, что и привело к созданию на заводе первого рабочего кружка.
    Но организовали этот кружок не сами рабочие. Фабричным врачом на Николаевском механическом заводе пароходного общества «Кавказ и Меркурий» работал Иван Иванович Молессон, ставший впоследствии первым санитарным врачом России. Он приехал в Спасский Затон во 2-й половине 1860-х годов после окончания Казанского университета. Кроме того, по делу о «Казанском заговоре» (попытка поднять военно-крестьянское восстание в Поволжье) в 1864 году к каторжным работам был приговорён вольнослушатель Казанского университета Николай Гаврилович Орлов. В 1867-ом его помиловали и отдали на 3 года под надзор полиции, отправив в тот же Спасский Затон. По воспоминаниям Семёна Волкова, Орлов был сослан из Казани «на поруки к доктору Молессону», совместно с которым «казанский заговорщик» и создал среди затонских рабочих общество потребителей (Молессон называл его «потребительным товариществом мастеровых»).
    Действовал этот рабочий кружок вполне легально. Позже на одном из допросов в Санкт-Петербурге Волков признался, что «действительно в Казанской губернии, в Спасском Затоне, Николаем Орловым организовано общество потребителей, которое разрешено министерством и существует в настоящее время». Но в воспоминаниях Семён Кузьмич называет его по-другому, утверждая, что Орлов «немедленно из нас, восьми человек рабочих, организовал общество пропаганды коллективных идей». Получается, что официально рабочий кружок был зарегистрирован как общество потребителей, чтобы не было претензий со стороны властей, а на самом деле Орлов, по выражению Волкова, «стал исключительно вырабатывать из нас пропагандистов социальных идей». Уже тогда революционные демократы Поволжья знали и ценили Волкова как борца за права рабочих.
    От Саратова до Петербурга
    После полугода существования рабочего кружка Орлов начал говорить своим воспитанникам: «Вы теперь можете идти по всей России и пропагандировать социальные идеи». «Далее мы расстались с ним, - пишет Волков в своих воспоминаниях, - и многие стали расходиться по всей России». Сам Семён Кузьмич к тому времени, получив специальность машиниста, «бегал» на пароходах общества «Кавказ и Меркурий» по Волге до Сызрани и Самары. А в 1872 году он уехал из Спасского Затона в Саратов и устроился работать на железную дорогу. Через два года, когда рабочим отказались выплатить жалование к пасхе, Волков с товарищами захватил местного начальника в заложники и вынудил его вызвать кассира и рассчитаться с рабочими. Начальник после этого заявил: «Я всё-таки дурную овцу выдерну из стада». И после пасхи Волкову было предложено убраться с железной дороги.
    Поехал бунтарь в Москву, но продержался там лишь полгода, сделав вывод, что в этом городе «благотворность идеи прививается рабочим сравнительно плохо». Тогда Волков отправился в столицу и поступил в Петербургское депо железной дороги. Узнав, что здесь накануне была попойка, где начальник депо избил двух подчинённых, и никто не дал ему отпора, Семён Кузьмич прилюдно заявил: «А я бы ему наклал!» В тот же день распоряжение о приёме Волкова на работу отменили, намекнув смельчаку: «Нам драчунов не надо». Пройдя ещё несколько петербургских предприятий, он устроился слесарем в механическую мастерскую Трубочного завода, где вступил в рабочий кружок, организованный народниками. Жил на квартире вместе с ещё тремя рабочими, товарищами по революционной борьбе. Особенно был дружен с Дмитрием Николаевичем Смирновым, который оставил подробные воспоминания об этом периоде жизни Волкова и его друзей в Петербурге.
    Рабочие часто собирались на конспиративных квартирах на сходки, читали запрещённую литературу из организованной ими же подпольной библиотеки, которой заведовал Семён Волков. За ними следили тайные агенты, жандармы периодически проводили обыски. В 1874 году участников кружка арестовали, содержали их в доме предварительного заключения, затем отпустили. Волков был одним из учредителей «Северного союза русских рабочих», познакомился с Г.В.Плехановым, М.А.Натансоном и даже с главным террористом 19 века С.Н.Халтуриным. А в ноябре 1876 года он был вторично арестован за распространение книг преступного содержания среди рабочих Сестрорецкого завода и был осуждён в ходе известного «дела о пропаганде в империи», или «процесса 193-х». Волкову в том числе было поставлено в вину, что Плеханов несколько раз ночевал у него на квартире, прежде чем уехать за границу. А на допросе прокурор Поскочин задал рабочему тот самый вопрос: когда будет революция в России? Семён Кузьмич ответил, что «принимая во внимание умственный и моральный прогресс и наблюдая растущее недовольство монархическим правлением, русская революция должна быть... через 50 лет».
    Семейная ссылка
    В 1877 году Семёна Волкова в числе 20 заключённых отправили в административную ссылку в Вологду. Местный губернатор был человеком пожилым и строгим. Когда конвой построил перед ним ссыльных, он вдруг заметил, что один из заключённых прислонился к косяку двери, когда как остальные стояли смирно. Губернатор рассвирипел, схватил нарушителя за фалды пальто и начал его трясти, приговаривая: «Я вас сошлю, куда ворон костей не заносит!» И распорядился отправить всех пешком по этапу в самый дальний город Вологодской губернии - Усть-Сысольск. Здесь ссыльные мужчины и женщины жили коммуной в одном доме, и Семён Кузьмич сошёлся с Марией Герасимовной Осинской, вдовой казнённого революционера. Но начальству такая вольная жизнь не понравилась, и женщин вскоре переселили.
    В 1880 году Волков написал ходатайство о разрешении на вступление в брак с Осинской, находящейся в тюрьме в Москве в ожидании ссылки в Сибирь, и получил на это согласие. В 1881-ом срок надзора был ему продлён на 4 года, а в 1882-ом Семёну Кузьмичу разрешили поселиться в городе Кургане Тобольской губернии, куда была выслана его жена Мария Герасимовна. До 1886 года они находились в Сибири, с 1887-го жили в толстовской колонии в Самарской губернии, затем работали в Казани. С 1893-го по 1904-й год Волков и Осинская проживали в Уфе и, по данным местного жандармского управления, продолжали посещать социал-демократический кружок. Семён Кузьмич с надеждой и энтузиазмом встретил обе русских революции - и в 1905-ом, и в 1917-ом, но активного участия в них уже не принимал.
    В забытьи истории
    В конце жизни Волков оказался на нефтепромыслах Каспийского моря. Уже в пожилом возрасте он продолжал работать в тресте «Эмбанефть» в городе Гурьев (сегодня это город Атырау в Казахстане). В 1924 году Семён Кузьмич заболел и был помещён в трестовскую больницу. В то время сотрудники Истпарта собирали материалы для биографического словаря деятелей революционного движения в России (издан в 1927-34 гг.), и Волкова попросили написать автобиографию с воспоминаниями об участии в рабочем движении. Писать самостоятельно Семён Кузьмич уже не мог, и запись под диктовку 3-4 июня сделал с его слов В.Афанасьев. А в ночь на 5-ое июня 1924 года один из первых в России рабочих-революционеров скончался в возрасте 79 лет.
    По-настоящему вспомнили о нём лишь спустя почти полвека. В 1971 году статья о Семёне Волкове вышла в очередном томе 3-го издания Большой советской энциклопедии. В 1975-ом в Ленинграде была издана книга «В начале пути. Воспоминания петербургских рабочих 1872-1897 г. г.», где были опубликованы революционные мемуары Волкова. Его краткая биография появилась в нескольких выпусках Советского энциклопедического словаря. А тетрадь с подлинной записью автобиографии Волкова и сегодня хранится в Государственной публичной библиотеке им. М.Е.Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге. Но с начала 1990-х годов совершённая большевиками в 1917-ом Октябрьская революция стала трактоваться как государственный переворот, развязавший в России гражданскую войну, и 7-ое ноября перестало быть красным днём календаря. В новой истории России революционеров приравняли к потенциальным преступникам, и сведения о Семёне Волкове исчезли из всех современных энциклопедий.

    Телефон рекламного отдела 8(843)47-30-0-02.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: