Новая жизнь
  • Рус Тат
  • Жительница Спасского района делится воспоминаниями о тяжёлом военном времени

    «Здесь пули летят, как дождик…». Эти строчки из письма фронтовика Ивана Сергеева, не вернувшегося с полей сражений Великой Отечественной войны, навсегда запомнились его дочери Александре Зайцевой.

    Она проживает в Никольском и сегодня делится с читателями газеты своими воспоминаниями о тяжёлом военном времени.

    В своей семье Сергеевых я родилась в марте 1936 года четвёртым ребёнком. Мне исполнилось пять лет, когда началась Великая Отечественная война. В 1942 году из нашей семьи на фронт призвали отца, Ивана Антоновича. Помню, утром в доме собрались родственники, односельчане, чтобы проводить папу в районный военкомат.

    Посидели за столом, а потом наступило время отправки. Он попрощался со всеми и напоследок подошёл ко мне. Опустился на колени, долго и пристально смотрел мне в глаза, а потом прижался губами и всё никак не мог оторваться. Мне щёку колет щетиной, хоть он был и побрит, я ручонками стараюсь тихонько высвободиться, а он всё никак не может отпустить…В то время, в силу своего возраста, я не понимала толком, что происходит. Но больше я папу не видела. Он умер 9 апреля 1944 года от тяжёлых ранений. В дальнейшем мы узнали, что он был посмертно награждён медалью «За отвагу».

    Помнится, как с фронта от отца приходили  письма. Их вслух читали братья Сергей и Владимир. Одна строчка из них запомнилась на всю жизнь: «Здесь пули летят, как дождик, попробуй тут сохранись». Война подходила к завершению, и мы очень надеялись на то, что папа вернётся домой. Но оказалось всё иначе. В один из апрельских вечеров мама, Анна Ильинична, в чулане доделывала свои дела, а мы с Катей сидели на печке, был дома и Володя. В окно постучали. Это пришла дежурная из сельсовета и дрожащим голосом сообщила нам горестную весть о том, что папу убили. Мама заохала, присела на табурет и заплакала. Глядя на неё, плакать стали и мы…

    Ещё вспоминается, что в годы войны приходилось очень трудно. Чтобы прокормиться нам всем, мама держала корову. Для неё летом запасали сено. Лугов было мало, оттого траву приходилось подкашивать везде, где только можно. Хорошо, что нам помогал дядя Афанасий, муж сестры нашего отца. Он был лесником, находил нам полянки для косьбы. Мама рано утром или в обед бегала их косить, а потом мы возили сено на тележке. Лошадей в то время тоже не было, их забрали на фронт. Основными помощниками маме были братья, а потом и они ушли в армию. Все дела перешли на Катю, а я хозяйничала дома с бабушкой Натальей. Каждый старался выполнять посильную для себя работу, без дела никто не сидел. Мне приходилось пасти телёнка, кормить цыплят в огороде, полоть и поливать грядки. А ещё мы ходили в лес за коновником. Катя брала для себя мешок побольше, а мне давала поменьше, наполним их и несём домой. Из него варили щи, жарили, толкли и сушили, а потом пекли лепёшки, добавив немного муки. Хлеба тогда не было, приходилось сажать очень много картошки. Но собранного с двадцати пяти соток земли урожая всё равно не хватало. До сих пор мне не забывается и вкус каши из размолотого дома зерна (колоски собирали в полях), щей с крапивой, чуть забелённых молоком. Чувство голода ни на минуту не покидало нас, особенно страдали братья. Серёжа, старший брат, подростком работал в колхозе. Помню, как однажды он пришёл домой на обед пораньше, а мама ещё ничего не успела приготовить. Летом дрова экономили, печку топили редко, использовали для варки таганку. Я с печки увидела, как брат, голоднющий, кулаком вытирает слёзы. Настолько ему хотелось есть! Моё сердечко так и заныло от жалости к нему. Потом его забрали в армию, сначала в учебную часть, а затем отправили в морской флот на Тихий океан. Война к этому времени уже закончилась. Из писем от него узнали, что на службе его кормили хорошо, он вспоминал: «Вот бы маму мою сюда, она бы поела здесь досыта!». 

    Жили мы бедно, не хватало одежды и обуви, да и купить было не на что, денег в колхозе не давали. Потому летом я всегда бегала босиком. И в школу пошла на год позже сверстников только из-за отсутствия одежды. В избытке в те времена была только нужда и забота, но людей в этом случае выручала песня. Часто вспоминаю, как в летние вечера мы с сестрой спали в пристроенной к дому глиняной кладовой. Оттуда было хорошо слышно, как пели сельские девчата. Обладая хорошей памятью, я быстро запоминала куплеты, а особенно мне нравились частушки. Бывало, прибегу к бабушке с дедушкой, маминым родителям, и запеваю во весь голос: «Я на печке сижу, нитки сматываю, каждый день трудодень зарабатываю». А они только улыбаются… Песня помогала приглушить печали и беды, усталость и чувство голода. 

    Когда я подросла, с подружками тоже стала ходить на улицу. Поздним вечером сядем на брёвна, сложенные около домов, и поём. И никто нас не ругал, не бранил за то, что спать мешаем. А утром встретят на работе, да ещё и похвалят. 

    С песней я не расстаюсь и поныне. Пою для души, всегда с большим удовольствием участвовала в художественной самодеятельности, с коллективом выступала на разных конкурсах, фестивалях, праздничных мероприятиях. Много песен было спето мною в сольном исполнении.

    Всем, кто читает эти строки, от всей души желаю мирного неба над головой, пусть обойдут вас стороною беды и горести, выпавшие на долю поколения военного времени.
     

    Телефон рекламного отдела 8(843)47-30-0-02.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: