Новая жизнь
  • Рус Тат
  • Каким было одно из дворянских хозяйств Спасского района?

    История своего района, села всегда привлекала и привлекает внимание многих краеведов, которыми движет желание узнать, понять, осмыслить, чем и как жили наши предки.

    Вот и для автора сегодняшней публикации прошлое своего села Кузнечиха представляет огромный интерес, а конкретно в ней рассматривается уклад дворянского поместья Колбецких.

    Лариса ПАШИНА,
    учитель истории Кузнечихинской основной школы.

    Если говорить о дворянстве Спасского уезда в целом, то нужно отметить, что многие его представители были людьми творческими и образованными, кроме того, содержали и хозяйства. Самыми рационально поставленными, дающими лучшие результаты считались хозяйства Владимира Петровича Родионова в селе Бездна (ныне Антоновка) и Владимира Дмитриевича Колбецкого, сына нашего первого помещика из этого рода. Он управлял имением не только в Кузнечихе, но и в Катюшине, где у  него была собственная усадьба (сейчас это деревня Алькеевского района).  Не случайно именно их хозяйства дважды описывались в журналах конца 19 века (в 1895 и 1898 годах), найденных мною в отделе редких книг библиотеки им. Лобачевского. 

    Вот таким, в частности, было имение Владимира Колбецкого. Оно находилось в 40 верстах от Спасска и в 50 – от волжской пристани Майнской. В пределах имения было три деревни, около десятка расположено в его окрестностях. Наделами крестьян имение делилось на две приблизительно равных части. Площадь имения – 3580 десятин, оно разделено на 3 хутора. По угодьям земля делилась таким образом: под усадьбой 35 десятин, пашни – 2457, лес –1010, неудобья – 78. Почва имения – лёгкий супесчаный чернозём.

    Поля имеют низменное положение, большое неудобство представляет овраг, перерезывающий пашню. Предпринимались всевозможные меры для его уничтожения, вроде постановки в различных направлениях плетней, но они не привели к благоприятному результату.

    Система хозяйства представляет собой переход от зерновой системы к плодосменной. В виду выгодности культивировать корма в полевом клину все луга и большая часть выгонов в имении распаханы, постоянный выгон – до 80 десятин. В хозяйстве введены 4 севооборота: 2 трехпольных и 2 многопольных. На поле ежегодно вывозилось до 300 тысяч пудов хлебного навоза, 3000 пудов на десятину. Засевались площади рожью, овсом, горохом, клевером. 

    Обработка совершалась многокорпусными плугами весьма тщательно. Первая вспашка чёрного пара начиналась весной, в мае, трёхлемешными плугами Эккерта. Примерно с 27 июля по 12 августа производился посев ржи разбросными сеялками Бермана и Эккерта.

    Посев гороха совершался весной, как можно раньше. Рожь убиралась ручным способом; жнейки, хотя и имелись в хозяйстве, но употреблялись в работе редко. Рожь убиралась как подёнщиками, так и сдельно, по 3 рубля 33 копейки за десятину.

    Молотьба зерновых хлебов производилась как в осенние, так и в зимние месяцы, главным образом на сложной молотилке Коломенского завода шестисильным паровым двигателем, потребляющим в сутки 1,5 саженей швырковых дров. 

    Овёс, рожь и ржаная мука сбывались в Спасском Затоне, а также в селе Майна (тогда Самарская губерния). Семена клевера продавались частью на месте, а частью в Казани по 7–12 рублей пуд. Экономия (имение) имело также возможность продавать клеверные семена в Гамбург. Все клеверное сено потребляется в экономии. 

    Чистый доход со ржаного поля выражается суммой свыше 17 тысяч, или с одной десятины – около 24 рублей. Столько же чистого дохода давал овёс, до 51 рубля с десятины клевер, до 45 рублей – горох. Общий доход от полеводства в описываемом имении составлял свыше 40 тыс.руб. 

    Машинный инвентарь отличался не столько богатством экземпляров, сколько разнообразием: три молотилки – паровая и две конных Липгарта, веялки Вильсона, вентилятор Якобсона, клеверная сортировка Ребера, Рансома, терка Шенеля, просушка Мальцевского завода, конная и ручная соломорезки, зерносушилка Эсмарха, плуги – однолемешные шведские, Сакка, двухлемешные Галиани и Эккерта и т.д. 

    Молоко экономия переделывала в сыр «Бакштейн». Молочный скот, содержащийся в хозяйстве Колбецкого, представлял собою метисов альгаузско-местной породы с производителями чистокровными альгау. Общее количество молочного скота – около 170 голов, в том числе коров дойных – до 80. 

    Выпаивали телят в особом телятнике, в течение первых четырёх--пяти недель цельным материнским молоком, начиная с трёх кружек и доходя в конце этого периода до 10; затем к молоку постепенно прибавляли сыворотку, после чего телёнок переводился на одну сыворотку, к которой прибавлялась овсянка, 1–5 фунтов на голову. Такое кормление продолжалось до шестимесячного возраста. Телята старше шести месяцев кормились летом на пастбище, зимой же получали посыпку до 2 фунтов на голову. 

    Молочные коровы и племенные быки содержались в самой усадьбе, в особом скотном дворе. Скот находился на привязи, зимой – всё время, летом – только во время доения и ночью. Доили утром и вечером, удои тщательно записывались сыроваром. 4 из 5 доильщиц, кроме того, работали на сыроварне.

    Навоз убирался два раза в сутки и складывался в особую кучу, где переслаивался снегом и время от времени поливался.

    Зимой КРС кормили сеном, соломой (яровой и озимой, мякиной), посыпкой из овсяной муки, ржаными отрубями, иногда – пшеничными, покупаемыми на стороне. В зимнее время корм главным образом использовался в пареном виде.

    В хозяйстве также имелись свиньи простой породы, до 72 голов разных возрастов. Летом они кормились на пастбище, зимой же главным для них кормом служили отбросы от молочного хозяйства и частично картофель. 
    В экономии Колбецкого имелся конный завод с 3 производителями и 9 матками рысистой породы. От заводских и рабочих маток получали примерно до 15 жеребят в год. Ежегодно около пяти жеребчиков продавали в Казани по цене 200–300 рублей за голову. Уход за конным заводом поручено двум конюхам под надзором главного кучера. Каждый конюх получал жалованья 60 рублей в год и по 4 пуда муки ежемесячно.

    Для работы в хозяйстве имелось 56 рабочих лошадей и 60 волов. 

    В хозяйстве было 20 годовых рабочих, выполнявших исключительно упряжные обязанности и уход за скотом. Они получали жалованье и провиант, жили в отдельном деревянном флигеле. Колбецкий старался иметь постоянными рабочими исключительно семейных людей, которые получали право содержать для себя корову и разводить небольшой огород. Вследствие этого они  дорожили местом, и уход такого рабочего по собственной воле –явление довольно редкое.

    Всё молоко с 1887 года переделывалось в сыр «Бакштейн», пользовавшийся в Казани большой известностью и продававшийся по 7–10 рублей за пуд. Ежегодно приготовлялось до тысячи пудов сыра, молоко приходилось частично покупать у соседних крестьян, ближайших помещиков по цене 30 копеек ведро. Сыроварня  представляла собой деревянное здание, крытое соломой, имелся кирпичный подвал для хранения сыра. Варку сыра производил специалист-сыровар, получавший при готовом содержании 600 рублей в год жалованья. Кроме того, при сыроварне был постоянный рабочий, а также четыре доильщицы. Отправляемый сыр заворачивался в олово и бумагу, складывался в два ряда в особые деревянные ящики. Чистый доход от сыроварения выражался суммой 3922 рубля.
    Немного стоит сказать о лесных угодьях имения. Лес здесь исключительно лиственный с преобладающими породами осины, липы, дуба и берёзы. Для выгонки дегтя в лесу был устроен дегтярный завод, стены которого сделаны из плетня, обмазанного глиной, а кровля – соломенная. Внутри завода установлена печь с шестью казанами. Казаны наполнялись берестой, закрывались  заслонками и замазывались глиной. Пары дёгтя через трубу выходили в особые холодильники, где охлаждались и, образуя жидкий дёготь, вытекали через кран в особые колодцы. Из кубической сажени бересты получалось до 30 вёдер дёгтя, который продавался в среднем по цене 1 рубль 20 копеек за пуд.

    Каждый год из Семёновского уезда Нижегородской губернии приходили мастера, выделывавшие ложки из кленовых брёвен, главным образом из пней. 

    Управлял имением сам владелец. Непосредственный надзор за хозяйством возлагался на управляющего практика, получавшего в год 600 рублей жалованья, квартиру и содержание, а также приказчиком, конторщиком, старостой и ключником.

    Доходность имения составляла около 40 тысяч рублей. 

    Со времён помещиков прошло много лет, мир изменился, а вместе с ним изменились и люди. Однако и сегодня мы можем смело утверждать, что имение Владимира Колбецкого действительно было одним из передовых для своего времени. Как следует из этой описи, в хозяйстве применялись изобретения, технологии, которые существенно облегчали труд рабочих. О том, что дела в имении шли неплохо, говорят многие цифры и факты, на основании которых можно сделать вывод о том, что Владимир Дмитриевич был умелым, рациональным и дальновидным практиком-хозяйственником, и нам сегодня, наверное, можно многому поучиться у него. 

    Фото: http://www.shemiacino.narod.ru/

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: